Кому завещалы пай?



Мария Ковальчук из с. Ивачкив Здолбуновского района доживала свой век одиноко. Когда заболела и начала забывать, куда и за чем идет, ей предложили поселиться в доме интернате для престарелых. С февраля 2004 года женщина там и жила, а свой дом завещала соседке. В 2007 году в возрасте 80 лет п. Мария умерла. Кроме дома, она еще имела около 3 га земли, заработанной в колхозе. Этот земельный пай арендовал фермер Александр Лапчук, котором владелица его и завещала. Однако после смерти женщины выяснилось, что она изменила завещание, переписав его в пользу сына своей знакомой из Здолбунова Софии Мокий.

Именно за это завещание длится судебная волокита. И поскольку прямых наследников нет, установить, кто имеет больше прав на ее землю, будет непросто.

В своем письме в редакцию София Мокий обвиняет фермера в том, что он якобы без ведома Марии Ковальчук пользовался ее актом на землю и не хотел платить ей арендную плату в то время, когда она находилась в интернате. Однако не упоминает, когда и почему п. Мария изменила свое завещание, переписав пай именно сыну п. Мокий. Когда об этом узнал фермер Лапчук, он подал в Здолбуновского райсуда иск о признании последнего завещания недействительным.

Мысль о том, что Марию Ковальчук нужно оформлять в интернат, появилась, когда у нее в доме зимой замерзала вода, а она сама могла уйти из дома и заблудиться, рассказал миротинський сельский голова Василий Мартынюк. В интернат тогда была очередь, быстро оформить пожилого человека туда было не так просто, и занимался этим Лапчук, а не София Мокий. Вместо этого она регулярно ходила в п. Марии. Не знаю, о чем они разговаривали, но п. Мокий таки убедила переписать завещание на ее сына, которого хозяйка даже не знала. Хотя Лапчук постоянно заботился этой женщиной и похоронил ее в Ивачкови, как она хотела, свой счет.

Я подал иск в суд о признании такого завещания недействительным, рассказывает Александр Лапчук. Хотя дело скорее в принципе, чем в 3 гектарах земли. Я арендовал земельный пай Ковальчук, арендую паи в целом в 300 человек, имею около тысячи гектаров пашни. году намолотил много зерна, но цены упали, и я имею проблемы со сбытом. Однако с людьми за аренду рассчитываюсь, несмотря ни на что. Плача зерном, кто хочет наличными, Марии Ковальчук, частности, я платил деньгами. Кстати, за ее жизнь ни она сама, никто другой в прокуратуру по поводу незаконного или безвозмездного использования принадлежащего ему пая или из либо других проблем не обращался. Мокий имела ко мне претензии, чтобы я давал ей то зерно, то деньги за аренду, потому Ковальчук, мол, в интернате недоедает. Я ей отказал, а сам уехал и лично убедился в том, что там никто не голодает. Когда п. Мария умерла, я был в Киеве. Директор интерната предлагал, чтобы я не ехал на похороны, что они сами могут ее похоронить. Но я дал слово и его сдержал: перевез тело в Ивачкив и там похоронил, организовал поминки, как положено, оплатив все расходы.

Через полгода, когда Лапчук пошел к нотариусу как новый владелец участка, выяснилось, что завещание изменен. Тогда он и подал иск. Но к тому времени в Здолбуновском райсуде не было возможности вести запись процесса, а на этом настаивали ответчики. Дело начали рассматривать лишь после переселения суда в новое помещение, где есть возможность фиксировать процесс. Состоялось два заседания; на второе, со слов п. ЛАПЧУК, ответчик не явился.

Для меня это дело чести, а не одного земельного пая, ведь Мокий ничего для этой женщины не сделала, говорит Лапчук. Если я выиграю процесс, то лучше кому бедному тот пай отдам или сельсовете, пусть земля родит, не стоит пустотой. Я взял в Ивачкови развалено хозяйство и довел его до ума, и жалоб ни от кого не было и нет.

Светлана Федас.


Банкетные залы для свадьбы в москве банкетный зал в центре москвы.